Богдан Зиновий Хмельницкий

Звание:Гетман славного войска запорожского низового (1648 — 1657)
Преемник:Иван Выговский
Рождение:27 декабря 1595 года. Суботов, Черкасская область.
Смерть:4 (14) августа 1657 года. Чигирин, Черкасская область
Отец:Михаил Хмельницкий
Жена:Анна Сомковна
Мотрона Чаплинская
Анна Золотаренко
Дети:Тимош (Тимофей) Хмельницкий
Юрий Хмельницкий
Екатерина (Алёна)
Степания
имена остальных неизвестны

В мировой истории XVII века фигура Богдана (Зиновия) Хмельницкого (1595—1657) занимает одно из выдающихся мест. Многие исследователи (и не только современные) сравнивали его влияние на политическую ситуацию в Старом Свете с тем же Оливером Кромвелем, вождем Английской революции и протектором Англии.

Происхождение, детство и образование

Богдан Хмельницкий при рождении был наречён Зиновием. Он родился 27 декабря 1595 года. Место рождения выдающегося украинского гетмана точно неизвестно – на него претендуют Суботов, Переяслав и Чигирин – в Черкасской области. Вопрос этот очень сложен, есть вероятность, что местом рождения Богдана Хмельницкого также может быть город Жолква во Львовской области, где при дворе коронного гетмана Станислава Жолкевского предположительно в то время служил его отец.

Но по другим источникам в 1590 году отца Богдана – Михаила Хмельницкого назначили сотником у Корсунско-Чигиринского старосты магната Яна Даниловича, где он основывал (осаждал) новые поселения на украинских землях, попавших в руки польского феодала благодаря королевскими дарованиям. Михаил Хмельницкий осадил городок Чигирин, а позже, когда стал чигиринским подстаростой, хутор Суботов (8 км от Чигирина) стал его родовым имением. Там Михаил женился на местной молодой казачке. А позже основал и собственную слободу – Новосельцы.

Чигиринщина тогда была степной пограничной землей, рядом с которой раскинулось Дикое поле, где царствовали хищные татарские орды. Не случайно поселенцами на Чигиринщине были преимущественно крестьяне-беглецы, которые, спасаясь от феодального гнета, искали свободной жизни на необитаемых, хотя и опасных землях. Чтобы привлечь таких поселенцев, феодалы вынуждены были предоставлять им льготы, освобождать от налогов и повинностей на десять, двадцать и более лет. Поэтому, даже здесь, в феодальных поместьях, хотя и временно, крестьяне чувствовали себя свободными от барского ига. Однако преобладающим населением этих городов, как и вообще Черкащины и Каневщины, были казаки. Свободные производители, они не признавали панской власти, имели свое самоуправление и свои законы.

Детство Зиновия прошло среди детей крестьян и рядового казачества украинского пограничья, где война была атрибутом повседневного быта. Имя Богдан он получил позже: когда приобрел историческую славу и его отнесли к роду Любленского воеводства Богданов с гербом Абданк, властвовавших в Молдавии в XV веке.

Своё обучение Хмельницкий начал в киевской братской школе (что подчеркивает лексика его писем – украинский литературный язык того времени), а после её окончания, возможно, по протекции отца, поступил в Иезуитский коллегиум в Ярославе-Галицком, а потом и во Львове (основанный Станиславом Жолкевским в 1608 году) где проучился по 1615 год, получив очень хорошее для того времени образование.

Кроме своего родного украинского языка, он владел языками польским и латинским, а впоследствии научился еще турецкому и французскому языкам. Характерно, что овладев искусством риторики и сочинения, а также, в совершенстве польским языком и латынью, Хмельницкий не перешёл в католичество, а остался верен вере отцов – православию. Более того, всю свою жизнь он оставался непримиримым врагом иезуитов и в годы гетманства требовал от польской власти ликвидации иезуитских коллегиумов в казацкой Украине, мотивируя это тем, что от иезуитов начинаются распри в религии и рушится мир. После обучения с помощью отца вступил в реестровое казачество, принимал участие в походе польских войск в Молдавию.

Служба польскому королю


План резиденции Богдана Хмельницкого.

Портрет Елены (Матроны Чаплинской). Художник Н. В. Атамась.

Вернувшись на родину, он участвовал в польско-турецкой войне 1620-1621 годов в составе армии С. Жолкевского, и после поражения польской армии под Цецорой попал в плен к туркам, где провел два года, а его отец был убит. Два года тяжёлого рабства (по одной версии — на турецкой галере, по другой — у самого адмирала) для Хмельницкого не прошли понапрасну – там он в совершенстве выучил турецкий и татарский языки. По одним источникам его выкупила из плена мать, по другим – казаки обменяли его на турецких пленных. Вернувшись в Суботов, он записался в реестровое казачество, где занимал должность писаря.

С 1625 года он стал активно участвовать в морских походах запорожцев на турецкие города (кульминацией этого периода стал 1629 год, когда казакам удалось захватить предместья Константинополя и вернуться с богатой добычей), благодаря этому он получил звание Чигиринского сотника.

Одно время он служил при короле Сигизмунде III и в гвардии, в 1632 был в составе посольства, ходатайствовавшего перед королем о правах и преимуществах казачества. Позже Хмельницкий участвовал и в других казацких посольствах (в 1636, 1637, 1638).

После долгого пребывания на Запорожье Хмельницкий вернулся в Чигирин, женился на Анне Сомковне (Ганна Сомко) – сестре переяславского мещанина, позже кандидата в гетманы Якима Сомка.

Она родила ему шестерых (по некоторым данным – семерых) детей – двоих сыновей (Тимофея и Юрия) и четырех дочерей (Екатерину, Степаниду, имена остальных не установлены)

В восстаниях казаков против Польши между 1630 и 1638 Хмельницкий участия не принимал, занимаясь благоустройством Суботова (поскольку его мать вышла замуж за королевского жолнёра Василия Ставекого и переехала в Белоруссию).

Когда на польский престол вступил Владислав IV, началась война Речи Посполитой с Россией, Хмельницкий воевал против русских войск и в 1635 году получил от короля золотую саблю за храбрость.

Весной 1637 года вспыхнуло восстание под руководством П. Бута. К концу года оно был подавлено, но весной 1638-го, возглавляемое Я. Остряницей (Острянином) и Д. Гуней, оно разгорелось с новой силой. Усилиями коронного гетмана С. Потоцкого поляки вновь одержали победу. По Украине развернулись репрессии, тысячи казаков, не внесенных в реестр, объявили крепостными. Но это не решило острых проблем, а лишь загнало их вглубь. Избежать нового взрыва народного возмущения было невозможно. С осени 1637 года Чигирин стал центром повстанческого движения. Жестокое подавление восстания 1638 года укрепило польское господство в Украине на десятилетие, названное в польской историографии золотым спокойствием. Единственное упоминание о Богдане Хмельницком в связи с восстанием 1638-го — договор про капитуляцию восставших был писан его рукой (он был генеральным писарем у восставших казаков) и подписан им и казацким старшиной. После поражения вновь низведён в ранг сотника.

Чтобы не допустить запорожцев в подвластные полякам земли Украины выше порогов, в районе современного Днепропетровска в 1635 году была построена крепость Кодак.

Уже в августе 1635 года запорожцы под командованием атамана Сулимы разрушили Кодак, комендант Ж. Марион был казнен. Крепость была восстановлена немецким инженером Фридрихом Геткантом в 1639 году, её размеры увеличились почти в три раза, были построены католический костёл и монастырь, православная церковь, а польский гарнизон увеличен до 600 наёмников. Огневую мощь усилили артиллерией и построили в 3 км сторожевую башню. Губернатором Кодака стал шляхтич Ян Жолтовский, а комендантом – Адам Конецпольский, племянник гетмана Станислава Конецпольского.

Осматривая ее 1639 году, коронный гетман Конецпольский злорадно поинтересовался у присутствовавшего там Хмельницкого, как ему видятся расположение и укрепления крепости, на что тот коротко ответил в латинской пословице: «Руками создано – руками и уничтожается».

1 октября 1648 года Кодак был взят по приказу Богдана Хмельницкого казачьим отрядом под командованием полковника Максима Нестеренко (по другой версии – полковника Нежинского полка Прокопа Шумейко) и стал опорным пунктом казаков.

Назначенный в Украину для окончательного ее покорения коронный гетман Конецпольский относился к казацкой старшине и лично к Богдану Хмельницкому с нескрываемой враждебностью. По словам одного из польских хронистов, перед смертью он выразил сожаление, что Хмельницкий жив и может причинить Речи Посполитой много зла. Ибо никогда еще среди казаков не было человека таких способностей и ума, и даже советовал своему сыну, что перебирал его должности в Украине, найти против Хмельницкого обвинение и изжить с белого свету.

В 1640 запорожские и донские казаки во главе с Д. Гуней выступили в поход против турок. Брал в нем участие и Б. Хмельницкий. Тогда он уже так выделялся среди казацкой старшины, что им заинтересовался французское правительство, стремясь привлечь к службе в войне против испанских Габсбургов. Внимание кардинала Мазарини, правивший во Франции, к будущему гетману привлек французский посол в Варшаве граф де Барежи, называя Хмельницкого полковником и характеризуя его как способного полководца, пользуется уважением при польском дворе.

В марте 1645 года Богдан Хмельницкий со старшинами Иваном Сирко и Солтенко морем через Гданьск отправились во Францию. Хмельницкий лично вел переговоры с высшим командованием, предлагая набрать из казаков 1800 человек пехоты и 800 всадников. Согласно договору запорожский отряд из 2500 человек под командованием И. Сирко осенью того же года прибыл во французский порт Кале и вскоре, действуя как самостоятельное подразделение, отличился при взятии города-крепости Дюнкерк. Десять лет спустя, встретившись с французским послом, Хмельницкий тепло отзывался о Франции и, особенно, о ее прославленном полководце, герое Тридцатилетней войны принце Конде.

Богдан Хмельницкий пользовался уважением при дворе польского короля Владислава IV.
Тридцатилетняя война завершалась. Между тем возникла новая коалиция против Османской империи, в нее должны были войти Испания, Венеция и Австрия. Дипломаты этих стран при содействии папы римского стремились привлечь на свою сторону Речь Посполитую и Запорожскую Сечь, но действовали тайно, опасаясь негативной реакции польского сейма.

Когда в 1645 году король задумал без согласия сейма начать войну с Османской империей, он доверил свой план, между прочим, и Богдану Хмельницкому. Не один раз он входил в состав депутаций для представления сейму и королю жалоб на насилия, которым подвергались казаки.

В апреле 1646 года по приглашению короля в Варшаву прибыла представительная делегация украинского казачества, во главе которого стояли старшины Ильяш, Барабаш и Хмельницкий (в то время он был военным писарем). На тайном совещании стороны договорились, что запорожцы на 60 кораблях выступят в поход на Черное море. На приготовление им было передано 6 тысяч талеров. Тогда же Владислав IV пообещал расширить казацкий реестр до 12 тысяч. Гетманом будущего морского похода король назначил Б. Хмельницкого и вскоре через канцлера Оссолинского, который посетил Запорожскую Сечь, передал ему гетманскую булаву. Однако королю не удалось удержать в тайне свои планы, и в октябре 1646 сейм высказался против войны с Турцией.

Но до войны дело не дошло: вербовка войск вызвала страшное волнение в сейме, и король принуждён был отказаться от своих планов. Грамота короля осталась у казаков и, по одним сведениям, хранилась в тайне у Ильяша, по другим — у Барабаша. Когда король потерпел неудачу на сейме, Хмельницкий, путём хитрости, выманил королевскую привилегию у Барабаша или у Ильяша и задумал воспользоваться ею для отстаивания казацких привилегий. В это же время случай из личной жизни Хмельницкого резко изменил его образ действий относительно польского правительства, заставив его поднять черкасов и стать во главе этого восстания, подготовленного всей политикой польского государства относительно казачества и вообще черкасского православного населения в пределах Речи Посполитой.

Семейная трагедия и месть для Речи Посполитой

В начале 1646 года умер коронный гетман Конецпольский, что за годы правления сумел сосредоточить в своих руках большие земельные владения на Правобережной Украине с Чигирином и его окрестностями. Коронным гетманом в Украине был назначен Николай Потоцкий. Сын Конецпольского Александр, стал старостой корсунским и чигиринским, и назначенный им чигиринским подстаростой Даниэль Чаплинский предъявили претензии на Суботов (по названию реки Суба), принадлежавший Хмельницкому, воспользовавшись тем, что документы на имение как на наследственную собственность оформлены не были.

Летом 1646 Богдан Хмельницкий поехал в Варшаву, и король лично подтвердил его права на Суботов. Однако Конецпольский и Чаплинский не отказались от своих намерений. Во время боя с татарами, напавших на Чигирин в конце 1646 года, один из солдат Чаплинского ударил Богдана саблей по шее, но кольчуга выдержала удар. Весной 1647 года, пользуясь преданностью хозяина, Чаплинский совершил разбойничий наезд на Суботов и захватил все имущество Хмельницкого, скот и хлебные запасы. Слуги Чаплинского избили до полусмерти несовершеннолетнего сына Хмельницкого, а прислуживающую в семье Хмельницких Матрону (в будущем – вторую жену Хмельницкого) Даниэль выкрал и женился на ней по католическому обряду.

Родословная этой женщины неизвестна. Очевидно, она родилась в Украине, потому что придерживалась православных церковных обрядов. В народе ее прозвали «ляшкой», наверное, потому что ее отец происходил из Речи Посполитой. Оставшись сиротой, девушка нашла убежище в доме Хмельницких, где занималась хозяйством, помогая хворавшей жене Богдана.

Это нападение ускорило смерть больной Богдановой жены Анны Сомко.
Местный суд, куда обратился Хмельницкий, встал на сторону Конецпольского и Чаплинского, что единолично хозяйничали на землях Чигиринщины, предложив в качестве компенсации за потерянный хутор 150 злотых, что не шло ни в какое сравнение с реальной стоимостью нанесенного ущерба. Тогда он обратился к королю, который, чувствуя себя бессильным перед Хмельницким, высказал, как говорили, удивление, что казаки, имея сабли за поясом, не защищают сами своих привилегий.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Богдана. На помощь короля надежды не было.
Владислав был бессилен против произвола магнатов и подвластной им шляхты в Украине. Хмельницкому оставался один путь – на Запорожье.

Осенью 1647 ему хитростью удалось раздобыть у командира реестровых казаков Барабаша королевскую грамоту, которая обещала казакам денежные выплаты и расширение реестра. Он тайно собрал казаков и сумел так возмутить их, что они провозгласили его гетманом и просили Хмельницкого лично, а не через послов вести переговоры с крымскими татарами, чтобы склонить их к союзу с казаками. От гетманства Хмельницкий отказался, но последнюю просьбу казаков решил исполнить. Узнав об этом, Конецпольский приказал схватить Б. Хмельницкого, в надежде получить от гетмана Потоцкого разрешение на его казнь. Однако Чигиринский полковник Станислав Кричевский, кум Богдана выпустил его из-под стражи. Не желая больше искушать судьбу, Богдан со своим сыном Тимошем и несколькими десятками ближайших сторонников 11 декабря 1647 прибыл в Запорожскую Сеч.

Вскоре начались переговоры запорожцев с крымскими татарами о союзе против поляков. Разворачивая масштабную войну против Речи Посполитой, следовало обеспечить тыл. В то время царствовал Ислам III Гирей. Хан принял Хмельницкого ласково, но относительно войны с Польшей дал ответ нерешительный, хотя перекопскому мурзе Тугай-бею и приказано было идти с Хмельницким, не объявляя формально войны Польше. По договоренности татарам в ходе войны доставалась добыча, а казакам освобожденная территория. Хан Ислам III Гирей, что с недоверием относился к планам Богдана, сначала дал ему в помощь лишь несколько слабо вооруженных отрядов.

18 апреля 1648 Хмельницкий прибыл в Сечь и изложил результаты своей поездки в Крым. Полковники и старшина на Сечи приняли его с энтузиазмом, и казачество избрало его гетманом войска запорожского.

Существенная поддержка из Крыма поступила уже после первых побед запорожцев.
Поляки, не придавали особого значения походу Б. Хмельницкого в Сечь, но всерьез обеспокоились, узнав о соглашении казаков с татарами. Коронный гетман Потоцкий отправил в Сечь послов во главе с полковником Кричевским, обещая казакам дать некоторые права и вольности, а Хмельницкому вернуть Суботов. Но остановить ход событий было поздно.